"Как учили, так и задерживал". Силовики рассказали о разгоне акции 27 июля — Независимая Пресса
Источник: BBC Русская служба

«Как учили, так и задерживал». Силовики рассказали о разгоне акции 27 июля

Егор ЛесныхПравообладатель иллюстрации
Andrei Vasilyev/TASS

Image caption

Егор Лесных (на фото) и двое других обвиняемых вину не признают

​Мещанский суд Москвы продолжает рассматривать дело фигурантов новой волны «московского дела» Егора Лесных, Максима Мартинцова и Александра Мыльникова. Их обвиняют в том, что 27 июля они сбили с ног бойца Росгвардии. Потерпевшие обидчиков вспомнить не смогли.

На заседание, которое началось с полуторачасовым опозданием, поддержать Лесных, Мартинцова и Мыльникова пришли бывшие фигуранты «московского дела» — Сергей Абаничев и Алексей Миняйло. Обоих обвиняли в участии в массовых беспорядках, они были СИЗО около месяца, а 26 сентября вышли на свободу. Уголовное преследование было прекращено.

Дело Лесных, Мартинцова и Мыльникова объединили в одно производство. Их обвиняют в применении насилия к представителю власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Все они не признают вину и заявляют, что пытались остановить избиение людей.

Речь идет о задержании Бориса Канторовича на акции протеста, которая прошла 27 июля в Москве. На видео попало его избиение дубинками. За Канторовича вступились другие протестующие, в силовиков полетели бутылки и мусорная урна, следует из материалов уголовного дела.

Media playback is unsupported on your device

Избитые участники митинга 27 июля

Судебный процесс по делу Лесных, Мартинцова и Мыльникова начался накануне. На заседании суд успел допросить потерпевших — бойцов Росгвардии Максима Косова и Алексея Федорова.

После них выступил сотрудник центра по борьбе с экстремизмом Владимир Сушин — единственный, кто опознал всех троих обвиняемых и заявил, что видел, как они применили насилие к представителям власти. При этом Мыльников, по словам Сушина, «попытался применить прием самбо».

«Я не считаю нужным запоминать статистов»

На заседании в четверг показания давал свидетель Антон Антонов — сотрудник 2-ого оперативного полка МВД. Это второй человек, опознавший Лесных, Мартинцова и Мыльникова как напавших на полицейских.

На показаниях Антонова строятся дела как минимум пятерых фигурантов «московского дела» — он также выступал свидетелем в делах Евгения Коваленко и Владимира Емельянова. Коваленко уже получил три с половиной года колонии, а процесс по делу Емельянова начался на этой неделе.

Антонов рассказал, что Лесных, Мартинцов и Мыльников пытались освободить задержанного Канторовича и напали на сотрудников Росгвардии. «Они слаженно действовали. Не знаю, была ли у них договоренность, но они видели друг друга и друг другу помогали», — пояснил свидетель.

Image caption

Мартинцов (слева) и Лесных с октября находятся в СИЗО. Мыльникова суд отправил под домашний арест

Защитники спросили Антонова, предупреждали ли росгвардейцы митингующих перед задержаниями. «Может быть, сотрудники Росгвардии и предупреждали людей о задержании, но я не слышал, — ответил Антонов. — Там была женщина в красной юбке, она очень громко кричала и перекрикивала всех».

Единственной женщиной в красной юбке в момент задержания протестующих была Инга Кудрачева — девушка Канторовича. Он рассказывал, что Кудрачева пыталась спасти его от дубинок полиции. Девушку повалили на асфальт, кричала она в момент, когда силовики стояли у нее на волосах.

Адвокатов интересовало, как Антонов выбирал, какие эпизоды, который он снимал на камеру на акции протеста, передавать начальству. Свидетель сказал, что в потасовке с росгвардейцами участвовали не только трое подсудимых, а человек шесть.

«Почему вы выбрали именно этих троих? Вы по остальным тоже доложили руководству, что были противоправные действия?» — спросил адвокат Лесных. «Да, я предоставил видео», — ответил Антонов. Тогда защита принялась выяснять, как именно Антонов выбирает, какие части видео передать начальству, а какие нет.

«Я копирую всю информацию на служебный компьютер, а отдельные видеофрагменты переношу на компакт-диск и передаю», — ответил Антонов. Он добавил, что останавливает съемку, только переходя с места на место, и не вырезает куски.

Допрос свидетеля Антонова прервала эвакуация — приставы со словами «это не учебная тревога» заставили всех покинуть здание суда. Позже выяснилось, что эвакуируют и другие суды, причем не только в Москве, но и в Петербурге.

Проверка здания суда продолжалась примерно два часа, заседание возобновилось еще спустя час. Адвокат Мартинцова попросил вызвать своему подзащитному «скорую» — еще накануне тот жаловался на недомогание, температуру и насморк. После двух часов в холодном автозаке во время эвакуации Мартинцову стало хуже, сказал адвокат. В итоге судья объявила перерыв еще на полчаса.

«Скорая» решила не госпитализировать Мартинцова, и допрос Антонова продолжился. Адвокаты пытались выяснить, на какую камеру сотрудник полиции снимал акцию 27 июля и куда потом дел видео. Они также спрашивали, какой марки у него телефон, и просили показать его суду.

Так как именно Антонов опознавал подсудимых во время следствия, защита спрашивала его о статистах, среди которых тот узнал Мыльникова:

— Как они были одеты?

— Затрудняюсь сказать, прошло много времени.

— Вы нам четко описали одежду наших подзащитных 27 июля, а то, что происходило в сентябре-октябре, вы не можете описать. По какой причине?

— Есть моменты, которые необходимо запоминать. Я не считаю нужным запоминать статистов.

«Бой с тенью нам здесь не нужен»

Затем суд начал допрашивать 26-летнего росгвардейца Александра Козлова — это второй напарник потерпевшего Косова, дававшего показания в суде накануне. Как и Косов, Козлов подсудимых опознать не смог.

— За что этот человек был задержан? — спрашивали адвокаты.

— За участие в несанкционированной акции.

— Вы всех участников митинга задерживаете?

— Особо активных, с плакатами.

— В чем для вас активность?

— Выкрикивание лозунгов, оскорбление сотрудников власти.

— Какие оскорбления?

— Ну, различные оскорбления…

Адвокатов интересовало, кто и от чьих действий, по версии полицейского Козлова, пострадал. Он ничего вспомнить не смог, но признал, что кулаки использовал, как и дубинку.

— То есть использовали все возможные средства? Что эти люди могли противопоставить вам, одетому в броню?

— Я их мотивов не знаю, — ответил Козлов.

— Вы сказали, что находились в меньшинстве, — продолжал допрос адвокат. — На скамье подсудимых три человека. Сколько там участвовало сотрудников полиции, можете перечислить? Вы, Косов, Федоров, да? Так сколько же человек на вас напало?

Козлов ответить на вопрос не смог.

— Ну больше двух или меньше? Мы же все равно все увидим на видео! — допытывался защитник. — С какой силой были применены спецсредства?

— Сопоставимой с нападением, — отвечал росгвардеец.

— Можете показать?

— На вас, что ли? — спросила судья.

— Бой с тенью. Я думаю, сотрудник знает, что это такое.

— Вопрос снимается, — сказала судья. — Бой с тенью нам здесь не нужен.

Росгвардеец Козлов, как и оперативник Антонов, заявил, что те, кто били его и его коллег, действовали сообща, так как видели друг друга. «Выявилось противоречие: сначала вы сказали, что не видели, кто наносил удары, а потом вы сказали, что те, кого вы не видели, друг друга видели», — заметил адвокат. Судья сняла этот вопрос.

— Почему вы его так жестко задерживали, вели, как будто на растяжке?

— Как учили, так и задерживал, — ответил защите Козлов.

После этого суд перешел к допросу Вячеслава Орлова — капитана полиции, его Антонов назвал своим начальником. Орлов также снимал на видео акцию протеста 27 июля.

Media playback is unsupported on your device

Как «московское дело» пришло в университеты. Документальный фильм Би-би-си

Что произошло на Рождественке 27 июля?

Эпизод с избиением Бориса Канторовича на Рождественке вылился в несколько уголовных дел. Помимо Лесных, Мартинцова и Мыльникова есть как минимум трое фигурантов «московского дела», оказавшихся за решеткой после потасовки на том пятачке.

Уже осужден человек бросивший урну в сторону полицейских 48-летний Коваленко — три с половиной года колонии. Кроме того, обвинение в угрозе насилием полицейским предъявили 26-летнему Айдару Губайдулину — он кинул в сторону полицейских пустую пластиковую бутылку, ни в кого не попав. 18 сентября Мещанский суд вернул его дело в прокуратуру, Губайдулина выпустили под подписку о невыезде, после чего он покинул Россию.

А 27-летнего Емельянова, которого задержали 14 октября, обвиняют в том, что он тогда же и там же — 27 июля на Рождественке — применил силу в отношении бойца Росгвардии, «насильно схватив последнего сзади за форменное обмундирование». Его дело суд начал рассматривать во вторник.

Новые фигуранты «московского дела» — разные люди. 34-летний Лесных живет в Москве и занимается ремонтом квартир. Друзья называют его антифашистом и стрейтэджером (человек, который пропагандирует здоровый образ жизни), в прошлом он организовывал музыкальные фестивали.

Мартинцову 26 лет. Он тоже живет в Москве, работает инженером-лаборантом. 32-летний Мыльников работает курьером. У него трое детей, и его единственного суд не стал отправлять в СИЗО, назначив меру пресечения в виде домашнего ареста.

В четверг стало известно, что следователи задержали еще одного фигуранта «московского дела» — 30-летнего Сергея Суровцева. По версии следствия, 27 июля на Тверской улице, «подняв секцию металлического ограждения», он нанес ею удар сотруднику Росгвардии. Ему предъявлено обвинение в применении насилия, не опасного для жизни, в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ).

Популярные новости